Трихотилломания "Сообщество Эйфории"

Объявление

Если у Вас было даже 100 неудачных попыток остановить ттм, дайте себе шанс на ещё одну ОСОЗНАННУЮ попытку. И успех будет на Вашей стороне!!!ГЛАВНОЕ-- НЕ БЕЗДЕЙСТВОВАТЬ!!! 22 июня--Всемирный день борьбы с ттм!!!Давайте поможем себе и другим стать счастливее и красивее!!! С Любовью к Вам, ЭЙФОРИЯ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трихотилломания "Сообщество Эйфории" » Трихотилломания у детей » Патологические привычные действия у детей


Патологические привычные действия у детей

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В.В. Ковалев. Психиатрия детского возраста. Москва.

К патологическим привычным действиям относят группу специфических для детей и подростков нарушений поведения, в основе которых лежит болезненная фиксация тех или иных произвольных действий, свойственных в той или иной степени детям раннего возраста.

Наиболее распространенными патологическими привычными действиями являются сосание пальца, кусание ногтей (онихофагия), онанизм (мастурбация). Реже встречаются болезненное стремление выдергивать или выщипывать волосы (трихотилломания) и ритмическое раскачивание головой и туловищем (яктация).

Трихотилломания — стремление выдергивать волосы на волосистой части головы и бровях, нередко сопровождаемое чувством удовольствия. Иногда сочетается с проглатыванием вырванных волос. Наблюдается в основном у девочек школьного возраста. Выдергивание волос иногда приводит к местному облысению. У некоторых детей отмечается снижение болевой чувствительности к данному действию. Рудиментарные формы трихотилломании в виде особого интереса к волосам, игры с волосами, накручивания их могут наблюдаться в раннем детском возрасте. Трихотилломания может быть проявлением условно-рефлекторного автоматизированного действия, иметь защитный характер при наличии навязчивых опасений, а также может быть связана с патологическим извращением (мазохистическим) влечений. Как правило, у больных трихотилломанией отмечается сниженный фон настроения, тревожность.

Некоторые патологические привычные действия, в частности трихотилломания и онихофагия, отличаются большим упорством и склонностью к рецидивам. Однако в течение пубертатного возраста они в большинстве случаев постепенно исчезают, даже при отсутствии лечения. Из всех описанных привычных действий только онихофагия может в некоторых случаях сохраняться после пубертатного возраста.

Некоторые формы патологических привычных действий, например трихотилломанию и мастурбацию психогенного происхождения, следует дифференцировать с внешне сходными действиями у больных шизофренией и органическими заболеваниями головного мозга. В этих случаях в основе привычных действий лежит патология влечений. Яктацию необходимо отграничивать от пропульсивных пароксизмов при эпилепсии в раннем детском возрасте. В отличие от них при яктации движения совершаются во все стороны и наблюдаются преимущественно перед сном.

Основным методом лечения патологических привычных действий является психотерапия в различных вариантах. Особенно эффективны семейная психотерапия, мероприятия по коррекции воспитательного подхода к ребенку, а также другие меры, направленные на нормализацию «семейной атмосферы».
Наряду с этим показано использование игровой психотерапии у детей дошкольного возраста, индивидуальной гипносуггестивной и рациональной психотерапии у детей школьного возраста и подростков. Немалая роль принадлежит лечебно-педагогическим мероприятиям.

В резистентных к психотерапии случаях трихотилломании проводят курсовое лечение этастеразином или галоперидолом в средних дозах. При упорной мастурбации назначают меллерил, аминазин, неулептил.

В профилактике патологических привычных действий имеют значение нормализация внутрисемейных взаимоотношений, более мягкое и ровное отношение к ребенку, удовлетворение его потребности в эмоциональной теплоте, ласке, разумное использование поощрений, систематические занятия физкультурой, привитие трудовых и творческих интересов.

А. Шюркуте. Возрастные аспекты психопатологии импульсивных влечений. Вильнюсская университетская психиатрическая клиника, Литва.

Наблюдались 15 больных детского и подросткового возраста (средний возраст 12,9 года). Импульсивные влечения носили характер дромомании, клептомании, агрессивно-садистических действий, трихотилломании, пиромании; в некоторых случаях сочетались различные виды импульсивных влечений. В 7 случаях была диагностирована шизофрения, в 8 - аффективные нарушения. Независимо от нозологической принадлежности заболевания импульсивные влечения развивались в структуре аффективных расстройств. В 11 наблюдениях последние проявлялись монополярным течением (депрессией), в 4 случаях - биполярными приступами с мало очерченными фазами. Психопатология импульсивных влечений у детей и подростков была в целом аналогичной таковой у взрослых, но их структура являлась менее сложной и менее отчетливыми были фазы их развития.

Cо времени описания Эскиролем "manies instinctives" прошло более 150 лет [31], и тем не менее многие вопросы в области расстройств влечения остаются не вполне ясными. Даже само понятие влечения интерпретируется неоднозначно [4]. В классификациях МКБ-10 [11], DSM-III, DSM-IV [20] расстройства влечений определяются синдромально. Некоторые авторы [31] подчеркивают их неспецифичность и вторичность в структуре синдромов соответствующих психических заболеваний. Отмечается также трудность четкого психопатологического разграничения компульсивных и импульсивных влечений [26, 29], и есть точка зрения, что они вообще являются вариантом обсессивно-компульсивных расстройств [16]. В литературе последних лет [10, 12, 25] приводятся разные типы и критерии патологических влечений.
Большой интерес проявляется к патологии влечений в детском возрасте, в котором они часто и начинают формироваться [1-3, 10, 13, 14].

Пытаясь найти нейробиологическую основу импульсивных влечений (в англоязычной литературе этому соответствует понятие - "impulsе control disorders"), некоторые исследователи обращают внимание на нарушение функции гипоталамуса и лимбической системы [32]. Нейрофизиологические данные показывают, что в развитии этой патологии имеют значение дисфункция серотонинергической, норадренергической, а также дофаминергической мозговых систем и соответствующие этой дисфункции изменения биохимических показателей в ликворе; были обнаружены также расстройства обмена глюкозы в коре и подкорковых образованиях мозга [18, 19, 23, 27, 28].

В недавно опубликованной нами работе [15] был представлен клинико-психопатологический анализ импульсивных влечений у взрослых больных с эндогенной аффективной патологией. Было установлено, что импульсивные влечения проходят в своем развитии определенные стадии - продромальную, аффективную, реализации влечения, постреализационную, сопровождаясь рядом нарушений другого характера (вегетативными расстройствами, деперсонализационно-дереализационными явлениями, сенестопатиями, проприорецептивными, эндосоматическими, элементарными слуховыми галлюцинациями, фрагментарными бредовыми идеями отношения).

Целью данной работы явилась сравнительная психопатологическая характеристика расстройств импульсивных влечений в детском и подростковом возрасте.

При определении импульсивных влечений мы руководствовались критериями МКБ-10 [11] и их клиническими признаками, описанными C. Sсharfetter [32].

В стационаре нами обследовано 15 подростков (из них 3 девочки), средний возраст которых был 12,9 года. Манифестация патологии влечений в 10 наблюдениях происходила в пубертатном возрасте, в 5 случаях - в детском. Длительность существования ее составляла от 1 года до 8 лет. Наблюдались следующие виды импульсивных влечений: дромомания - у 9 человек (в том числе в 3 случаях в сочетании с другими их видами), клептомания - 3 (в 2 случаях она сочеталась с пироманическими состояниями, агрессивно-садистическими действиями), пиромания - 1 и трихотилломания - 1, интермиттирующее эксплозивное расстройство с суицидоманией и дромоманическими проявлениями - 1.
У 7 больных была диагностирована шизофрения и имелись гебоидные проявления, негативная симптоматика в виде эмоционального оскудения, аутизма, негативизма, манерности, а также признаки задержанного и искаженного дизонтогенеза. В остальных 8 наблюдениях речь шла об атипично протекающих аффективных расстройствах.

В литературе уже отмечалось, что в детском возрасте патология влечений отличается простотой и рудиментарностью [7]. Это подтверждается и нашими наблюдениями. У подростков они были психопатологически мало очерченными, а у детей младшего возраста, кроме того, в связи с естественной для них недостаточной способностью к самоанализу было невозможно определить указанные выше стадии формирования импульсивных влечений. Но во всех случаях имела значение и недостаточная контактность больных.

При депрессии в большинстве случаев возникновению эпизодов импульсивных актов предшествовало усиление подавленности, вялости, раздражительности, расстройства сна и аппетита. Возникали эмоциональное напряжение и беспокойство. Дети более старшего возраста отмечали ощущения, близкие к прекардиальной тоске, интрацеребральные сенесталгии, в отдельных случаях термические сенестопатии, а также жаловались на тяжесть в голове. Такого рода продромальное состояние продолжалось от нескольких часов до 2-3 сут. Затем внутреннее напряжение достигало кульминации и патологическое влечение внезапно реализовалось. В ряде случаев у подростков непосредственно импульсивному акту предшествовало (от нескольких минут до 2 ч) обсессивно-компульсивное состояние с борьбой мотивов и попыткой преодолеть возникающее влечение. Некоторые из них говорили, что возникает еле ощутимое <умственное противостояние>. В отдельных случаях влечение удавалось преодолеть. Однако чаще преодолеть возникающее влечение детям не удавалось. В этих случаях больные говорили: <ноги сами несут>, <тянет гулять>, <руки сами берут>, <никто не сможет удержать>. Эти выражения отражают силу возникающего влечения. Как правило, оно реализовалось без переживания чуждости.

Наши наблюдения показывают, что наличие элементов борьбы у детей, как и у взрослых, в некоторых случаях может быть достаточно выраженным, особенно при аффективных расстройствах. В этих случаях они вполне соответствуют тому, что определяется термином <сознательное противостояние> (англ. сonscious resistance) [31]). Такую борьбу мотивов описывали З.Ш. Кыштобаева [9], А.Н. Голик [2].

Как и больные зрелого возраста, дети в момент реализации импульсивного поступка испытывали типичное для рассматриваемых расстройств чувство душевного облегчения, удовольствия и разрядки.
После импульсивного акта подростки иногда говорили, как и взрослые люди, что у них <как будто камень упал с груди>. В этом отношении наши наблюдения соответствуют состояниям, описанным Е.И. Кириченко [7]. Все дети чувствовали себя спокойнее, и в этом состоянии у них возникали приятные фантазии наивного содержания: больные мечтали о роскошной жизни, представляли себя миллионерами, пилотами, капитанами подводной лодки, известными защитниками государства и т.п. Характерно, что о своих фантазиях больные говорили неохотно и их содержание удавалось раскрыть только при активном расспросе. Но наряду с такого рода успокоением после реализации влечения у некоторых подростков наблюдались и подавленно-тревожные состояния с переживаниями чувства раскаяния и вины [24, 31]. В этих случаях больные были малоразговорчивы, тревожны, раздражительны, испытывая душевную тяжесть, упрекали и обвиняли себя, говорили, что приносят горе родителям, стыдились сесть за общий с близкими стол, пытались искупить вину трудом, просили в следующий раз запереть их. Состояние в целом соответствовало депрессии, но она у детей и подростков была менее выраженной и более простой по структуре, чем у взрослых.

В случаях дромомании после реализации импульсивного влечения дети, как правило, сообщали близким о себе или сами возвращались домой; но если их принуждали вернуться в период развернутого импульсивного влечения, они при первой же возможности опять убегали.

У детей и подростков, как и у взрослых, длительное время критическое отношение к своему болезненному состоянию отсутствовало, и лишь в дальнейшем, при повторных госпитализациях, у них появлялись частичная критика к перенесенному состоянию и ощущение их болезненности. Больные говорили, что они устали от своих влечений и их поступки являются следствием <ненормальной> психики, но и в этих случаях они все же пытались объяснить состояние особенностями своего характера и не высказывали желания лечиться.

Из приведенных данных видно, что у детей и подростков имеется достаточно тесная связь между импульсивными влечениями и аффективными расстройствами. В этом отношении наши клинические наблюдения подтверждают имеющиеся в литературе описания [5, 10, 14]. До манифестации патологии импульсивных влечений речь идет обычно о депрессии, часто маскированной нарушениями поведения или ухудшением познавательной деятельности [6]. S.L. MсElroy и соавт. [30] при изучении клептомании установили, что в 60% случаев аффективные нарушения развивались за несколько месяцев до возникновения клептомании, в 15% клептомания возникала одновременно с развитием аффективных расстройств и в 25% аффективные нарушения появлялись после проявления клептомании.

У наблюдавшихся нами больных в 11 случаях аффективные расстройства наблюдались в течение 1 года - 7 лет (в среднем 1,5 года) до появления патологических импульсивных влечений.
В 4 наблюдениях, когда они выявились в возрасте 4-7 лет, установить наличие каких-либо нарушений настроения было невозможно. В последующем только у одного ребенка из этой группы и только в условиях стационарного наблюдения можно было отметить сниженное настроение с суточными колебаниями и агрессивностью. Наши больные в силу своего возраста, естественно, не осознавали расстройств настроения, но и их близкие часто расценивали аффективные нарушения как психологически понятные реакции.

Аффективная патология, развивающаяся в манифестном периоде заболевания, носила стертый характер и проявлялась в виде субдепрессий, реже гипоманий, отличаясь выраженной атипичностью, обусловленной сочетанием с фобическими, психопатоподобными, гебоидными расстройствами, сенестопатиями, иногда ипохондрическими включениями, элементарными слуховыми галлюцинациями и фрагментарными идеями отношения. Кроме того, при депрессии достаточно часто имели место апатия, адинамия, ангедония, тревога и расстройства сна, но редко наблюдались идеомоторная заторможенность, пониженная самооценка и раздражительность.

В 2 наших случаях наблюдались своеобразные смешанные аффективные состояния: больные были веселыми, взбудораженными, суетливыми, многословными, парамимичными и одновременно высказывали идеи собственной неполноценности.
В 11 случаях аффективные нарушения были монополярными (депрессии), имели затяжной, волнообразный характер, и интенсивность их зависела во многом от фазы развития импульсивного влечения. В 4 наблюдениях отмечались биполярные аффективные расстройства с короткими интервалами или континуальным течением без четко очерченных фаз. В гипоманиакальных состояниях обычно проявлялись психопатоподобные нарушения, элементы дурашливости. В 2 наблюдениях при биполярном течении заболевания патология импульсивных влечений проявлялась только в депрессивных фазах, в 1 наблюдении и при депрессии, и при гипомании, но в этих случаях они были различными по тематике. У одного из наших больных отмечались частые, продолжительностью около двух недель, гипоманиакальные состояния с завершением фазы дромоманическими расстройствами. Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что у детей и подростков часта коморбидность импульсивных влечений и аффективных расстройств. В литературе такую коморбидность пытаются объяснить их патогенетической общностью [31]. Такое мнение обосновывается тем, что антидепрессанты оказывают положительное влияние на состояние больных с импульсивными влечениями. Однако гипотеза патогенетической общности отвечает далеко не на все возникающие вопросы.

Существует распространенная точка зрения, что импульсивные влечения протекают хронически и отличаются терапевтической резистентностью. Наряду с психофармакотерапией применяются методы психотерапии, в частности поведенческой.
Эффективность психофармакотерапии, однако, трудно оценить, так как пока нет убедительных катамнестических данных.
Достаточно хорошие, хотя и неоднозначные результаты были получены при применении антидепрессантов, особенно из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина [21, 22]. В этом отношении представляет интерес работа S.L. McElroy и соавт. [30], которые 20 больных клептоманией лечили различными антидепрессантами и нормотимиками. Положительная реакция на лечение авторами констатирована в 11 случаях, из них в 4 наблюдениях - частичная; в 7 случаях отмечались ремиссии от 3 до 15 мес, из которых у 2 больных - после терапии флуоксетином, у остальных - при лечении нортриптилином, тразадоном, сочетанием флуоксетина с имипрамином или литием, вольпроевой кислотой. S.M. Streich-enwein и J. Thornby [33] показали эффективность флуоксетина (80 мг в сутки) при лечении трихотилломании (хотя авторы подчеркивают отсутствие статистической достоверности различий с применением плацебо). G. Christenson и J. Crovv [18] подчеркивают, что изолированное применение трициклических антидепрессантов при патологии импульсивных влечений неэффективно; флувоксамин (в суточной дозе 300 мг) лучше использовать в сочетании с клоназепамом; они рекомендуют также сочетание пимозида с имипрамином. S. Chong [17] приводит данные об успехе лечения клептомании при шизофрении флувоксамином (суточная доза 300 мг). Обсуждаются также перспективы использования лития, карбамазепина, вальпроевой кислоты [28, 31].

В рамках настоящего исследования при монополярных (депрессивных) нарушениях применялись антидепрессанты, в основном трициклические, а также селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (флуоксетин, флувоксамин); использовалось и сочетание антидепрессантов с нейролептиками, обычно с трифлуоперазином, а в случаях шизофрении - с клозапином; для лечения больных с биполярным типом течения аффективных нарушений применялся и карбамазепин. Применявшаяся терапия приводила лишь к частичной редукции аффективных расстройств и степени выраженности импульсивного влечения. Поэтому разработка схем лечения рассматриваемых нарушений продолжает оставаться актуальной для современной психиатрии.
________________________________________

Журнал неврологии и психиатрии N1-1999, стр.26-29

Литература
1. Выборнов А.В. Журн невропатол и психиатр 1979; 10: 1413-1417.
2. Голик А.Н. Журн невропатол и психиатр 1991; 1: 107-111.
3. Гурьева В.А., Морозова И.Г., Кузнецов И.В. Журн невропатол и психиатр 1989; 8: 95-100.
4. Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я. Психопатология подросткового возраста. Томск 1994.
5. Данилова Л.Ю. Патология влечения у детей и подростков: клиника, диагностика, терапия, нейрофизиология, профилактика и коррекция. Тезисы докладов научно-практической конференции. М 1996; 33-34.
6. Иовчук Н.М., Северный А.А. Там же. М 1996; 35-37.
7. Кириченко Е.И. Журн невропатол и психиатр 1968; 10: 1558- 1562.
8. Кондратьев Ф.В., Клименко Т.В. Проблема расстройств влечений в судебно-психиатрической практике. М 1991; 11-17.19. Coccaro E.F., Siever L.J., Klar H.M. et al. Arch Gen Psychiat 1989; 46: 7: 587-599.
9. Кыштобаева З.Ш. Психопатология и клиника импульсивных влечений в течении приступообразнопрогредиентной шизофрении: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1988.
10. Лусс Л.А. Особенности синдрома патологии влечений при шизофрении и резидуально-органическом поражении ЦНС у детей и подростков (клинические, сравнительно-возрастные аспекты): Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1996.
11. МКБ-10. Классификация психических и поведенческих рас-стройств. Исследовательские диагностические критерии. Пер. с англ. Ст-Петербург: Оверлайд, 1994, 300 с.
12. Морозова И.Г. Патология влечения у детей и подростков. М 1996.
дис. ... канд. мед. наук. М 1993.
13. Патология влечений у детей и подростков: клиника, диагностика, терапия, нейрофизиология, профилактика и коррекция: Тезисы докладов научно-практической конференции. М 1996.
дис. ... канд. мед. наук. М 1993. 14. Понсе Гуадаррама Луис Серхио. Клинические особенности синдрома уходов и бродяжничества у детей и подростков: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 1993.
15. Шюркуте А. Депрессии и коморбидные расстройства. М 1997. 16. Chong S.A. Ann Acad Med Singapore 1995; 24: 860-862. 17. Chong S.A. Acta Psychiat Scand 1996; 93: 314-315. 16. Chong S.A. Ann Acad Med Singapore 1995; 24: 860-862.
17. Chong S.A. Acta Psychiat Scand 1996; 93: 314-315.
18. Christenson G.A., Crovv J. J clin Psychiat 1996; 58: 42-49.
19. Coccaro E.F., Siever L.J., Klar H.M. et al. Arch Gen Psychiat 1989; 46: 7: 587-599.
20. Diagnostic Criteria from DSM-IV. Washington 1994.
21. Eriksson E. Clin Neuropharm 1992; 15: 533А-534A.
22. Fedoroff J.P. Canad J Psychiat 1995; 40: 361.
23. Garza-Trevino E.S. Hosp Comm Psychiat 1994; 7: 690-699.
24. Goldman M.J. Am J Psychiat 1991; 145: 8: 986-996.
25. Huessy H.R. J Nerv Ment Disease 1993; 181: 9: 588-589.
26. Jenike M.A., Asberg M. Understanding obsessive-compulsive disorder (OCD). Bern - Stuttgart - NY 1989; 67.
27. Linnoila M., Jong J., Virkkunen M. Arch Gen Psychiat 1989; 46: 7: 613-616.
28. Management of Suicide, Homicide and other Impulsive Behaviors.
Am College Psychiat 1996; 16: 9. 29. Matussek P. Nervenarzt 1958; 29: 452-456.
30. McElroy S.L., Poppe H.G., Hudson J.I. et al. Am J Psychiat 1991; 148: 5: 652-657.
31. McElroy S.L., Hudson J.I., Poppe H.G. et al. Am J Psychiat 1992; 149: 3: 318-327.
32. Scharfetter C. Allgemeine Psychopathologie, 3 uberarb Aufl Stuttgart - NY 1991.
33. Streichenwein S.M., Thornby J. Am J Psychiat 1995; 152: 8: 1192-1196.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)

Обсессивно-компульсивное расстройство включает в себя повторяющиеся навязчивые мысли, которые пациент считает продуктом своего собственного сознания (обсессии) и/или повторяющееся поведение, кажущееся целенаправленным и призванное предотвратить или нейтрализовать угрожающие ситуации, вызывающие тревогу (компульсии). Из всех психотропных препаратов, применяемых в настоящее время в США при лечении ОКР, контролируемыми исследованиями и большим клиническим опытом была подтверждена эффективность только кломипрамина и СИОЗС. При их адекватном применении улучшение развивается примерно у 50% пациентов. Все эти препараты оказывают мощное и относительно селективное действие в отношении блокады обратного захвата серотонина (хотя основной метаболит кломипрамина обладает выраженной способностью блокировать обратный захват норадреналина).

Несколько меньше исследований и клинических случаев указывают на позитивное антиобсессивное влияние других препаратов, включая ТЦА (например, имипрамин, дезипрамин, амитриптилин и доксепин), ИМАО и высокопотентные бензодиазепины. Доказательства эффективности этих препаратов на больших когортах больных отсутствуют. Согласно отдельным наблюдениям, ИМАО могут быть особенно эффективны, если течение ОКР осложнено паническими атаками, социальной фобией или тяжелой генерализованной тревогой. Хотя бензодиазепины в целом неэффективны при лечении ОКР, в одном контролируемом исследовании клоназепам превосходил плацебо. Если навязчивые мысли носят странный (бредоподобный) характер, пациентам может ставиться неправильный диагноз психоза и назначаться антипсихотическая терапия. Антипсихотические препараты должны использоваться и при лечении ОКР в случаях, резистентных к стандартной терапии, или, если имеются сопутствующие шизотипические черты и клинически значимые тики.

При купировании обсессий наиболее эффективным считается психофармакологическое лечение.
Пациенты с преобладанием ритуалов часто лучше поддаются поведенческой терапии, включающей экспозицию (например, пациент со страхом заражения прикасается к источнику этого страха) и предотвращение ответа (например, пациенту не позволяется исполнять ритуалы в течение определенного периода времени). Для большинства больных оптимальным является комбинация психофармакотерапии и поведенческой терапии.

При лечении ОКР кломипрамин обычно применяется в дозах 150-250 мг в сутки с учетом ограничивающих его использование антихолинергических эффектов. В дозах свыше 250 мг возрастает риск развития судорожных припадков. При лечении обсессивно-компульсивного расстройства СИОЗС требуются более высокие дозы, чем применяемые обычно при лечении депрессии. Для флуоксетина, например, обычные дозы составляют 60-80 мг в сутки, но могут использоваться и дозировки до 120 мг в сутки.
Пароксетин используется в начальной дозе 20 мг в сутки, а максимальная суточная доза может составить 40 мг (не более 60 мг).
Симптомы ОКР медленнее поддаются коррекции, чем симптомы большой депрессии. Каждый курс лечения должен продолжаться как минимум 12 недель. Кломипрамин в средней дозировке 180 мг в сутки (диапазон доз 100-250 мг в сутки) эффективен также при лечении трихотилломании (выдергивание волос) - состояния, относящегося к расстройствам обсессивно-компульсивного спектра. В том же самом исследовании дезипрамин не проявил эффективности (Swedo et al., 1989).

ТТМ победима!!! :yep: ТТМ победима!!! :yep: ТТМ победима!!! :yep:

2

Детская психотерапия

Что это такое?

В большинстве случаев детская психотерапия включает в себя два основных направления:
• создание благоприятной, а на какое-то время даже разнеживающей социальной среды (в семье, в детском саду, школе, специальных секциях и т.д.)
• работа непосредственно с ребенком по разрядке накопившихся эмоциональных комплексов, развитию и усилению функций «Эго», обучение более подходящим паттернам поведения и общения.

Как это проводится?

Стандартное лечение ребенка 2,5-6 летнего возраста включает несколько сессий по 30-40 минут. Родители (или одна мать) обычно присутствуют и принимают пассивное или активное (зависит от проблем ребенка и задач терапии) участие в процессе терапии. Терапия состоит в совместной игре, рисовании, обсуждении каких-то событий или рисунков из специальных апперцептивных наборов.
При лечении школьника, родители обычно присутствуют при первой встрече врача с ребенком, а затем по необходимости могут принимать участие в сессиях. Обязательным является проведение совместной с родителями последней сессии в которой обсуждаются успехи ребенка. Техники лечения обычно включают рисунки ребенка на вольные и определенные темы, обсуждение рисунков, ассоциативные тесты.
Психотерапевт позволяет маленькому пациенту «отыграть» неприятные эмоции и излишнюю агрессию, учит формам сопротивления страхам, так что бы ребенок вернулся в привычную среду, и его восприятие было оптимистическим, эмоции более разносторонни и устойчивы.

Где проводится детская психотерапия?

Возможны несколько вариантов. Чаще всего – это специальная комната (кабинет), в котором есть условия для рисования, игры с игрушками. Часто очень хороший терапевтический эффект вызывает психотерапия в привычных для ребенка условиях (детском саду, домашней обстановке).

Сколько это длится?

Психотерапия – метод лечения, который трудно дозировать. Иногда одна сессия (сеанс) позволяют ребенку по-новому посмотреть на привычную ситуацию, обрести уверенность и способность решать то, что до сих пор казалось таким сложным и вызывало так много эмоциональных переживаний. Иногда это десяток сессий, а результат только временный.

Какое поведение родителей будет способствовать терапии?

Родителям лучше всего оставаться такими, какими ребенок привык их видеть. Отрицательное отношение кого-либо из близких ребенка к терапии может существенно снизить ее эффективность. Для избежания этого негативное отношение (скептическое по отношению к результатам лечения, отрицание самой психотерапии как метода лечения и т.д., игнорирование происходящих с ребенком положительных перемен) должно быть оговорено с психотерапевтом.

Что нужно, чтобы обратиться для психотерапии?

Осознание существующей проблемы (например, ночное недержание мочи или заикание, или ночные страхи и т.д.);
Осознание эмоциональной причины, как главенствующей в возникновении и поддержании симптомов заболевания;
Осознание необходимости изменить реакцию ребенка в определенных ситуациях (страх ответа на уроке, излишняя стеснительность).

С какими заболеваниями чаще всего приходится сталкиваться детскому психотерапевту?

С неврозами и психосоматичексими расстройствами.

Что такое невроз?

Невроз – это эмоциональное расстройство, которое возникает вследствие подсознательных комплексов.
Невроз напоминает айсберг. Внешняя часть – симптомы (например, заикание или навязчивый страх ответа в школе, или невозможность уснуть) – это только верхушка айсберга. Внизу, недосягаемо к нашему наблюдению, в том числе к вниманию самого пациента, находится основная и значительно большая часть – повышенная тревожность и установившиеся невротические взаимосвязи и комплексы.
Иногда о больном неврозом могут сказать: какой же он психический больной – он ведь такой спокойный. Невроз и не является психическим заболеванием. Невроз относиться, к, так называемым, пограничным состояниям, когда вроде, как и есть заболевание, но оно не есть заболеванием собственно психическим.
Но спокойствие у больного неврозом показное – внутри бушуют сомнения, страхи и предпринимается очень много усилий, как бы этого не показать. В борьбе возникает напряжение, которое находит внешнее выражение через симптом заболевание. Таким образом, симптом заболевания – это внешняя маска скрытой подсознательной или полусознательной борьбы.

Как невроз проявляется у детей?

У детей первых лет жизни – это беспокойство при малейшем отрыве от матери (ребенок 2 3-х лет не отходит от матери ни на шаг, и начинает плакать, если ее, пусть на небольшое время, пытается заменить другой близкий человек).
У детей 3 6 лет невроз часто проявляется резким нежеланием посещать детский коллектив, страхами (оставаться в одиночестве, страхом темноты и т.д.). Очень часто у детей с неврозом в этом возрасте появляются тики (навязчивые моргания и другие движения мимической мускулатуры, рук).
У школьников очень часто невроз проявляется «школьной фобией» (страхом ходить в школу), при этом обычно у детей по утрам отмечается тошнота, иногда рвота, дети плохо засыпают.
У подростков невроз проявляется страхами ответа на уроке, навязчивыми сомнениями, ритуалами. У девочек подросткового возраста часто отмечается страх покраснеть при ответе, навязчивое желание похудеть с нервной анорексии, которая может сменяться приступами булимии.

Как лечится невроз?

Только психотерапевтически. Другое дело, что иногда очень эффективно назначение медикаментозных средств в виде плацебо-терапии. Применение психотропных средств можно назвать только терапией отчаянья, поскольку они не лечат причину заболевания, а уменьшают проявление симптомов и поэтому оказывают только временный эффект, при этом часто очень незначительный.
Психотерапевтические подходы можно разделить на два основных направления: симптомориентированное лечение и лечение невроза как такового. В первом случае усилия в терапии направляются на уменьшение симптома заболевания – используются такие методы психотерапии, как гипносуггестивная психотерапия, аутотренинг, поведенческая психотерапия. Во втором случае лечение направлено на избавление от подсознательных эмоциональных комплексов, при этом, если симптом не является угрожаемым для жизни пациента (например, как при анорексии), врач не спешит избавлять ребенка от симптома, поскольку симптом определяет защиту и позволяет лучше видеть проблемы. Через разрыв невротических связей добиваются дезактуализации симптома. Мальчик изменил свои отношения с матерью, добился перевода в другую школу, изменил формы общения со сверстниками, у него стали хорошие отношения с окружающими, у него перестала болеть спина (исчезла потребность в боли, как форме защиты от неприятностей связанных с посещением школы).
Хочу подчеркнуть, что все конфликты находятся в сфере бессознательного или подсознательного, поэтому ребенок ни в коей мере не руководит своими симптомами.
Большое влияние на ребенка оказывает разлука с матерью (путь даже на несколько дней) в первые три года жизни. Ребенок, потеряв важные для него «объектные отношения» заменяет их вымышленными, которые будут затем ядром невротических переживаний.
Аналитическая терапия стремиться через «отигривание», разрядку скрытых чувств, интерпретацию особенностей поведения (игры, творческой деятельности ребенка) достичь осознания неадекватных форм реагирования и заменить на более адаптивные.

Показания для психотерапии

Заболевания детей и подростков, при которых необходима психотерапия:
• Булимия
• Заикание
• Невротические обмороки
• Нарушения сна
• Неврозы (неврастения, навязчивости, истерия)
• Нервная анорексия
• Психосоматические заболевания (вегетативные дисфункции, артериальная гипертензия, язвенная болезнь, хронический гастродуоденит, бронхиальная астма и др.)
• Страхи, в том числе ночные страхи, страхи темноты, одиночества
Трихотилломания
• Энкопрез
• Энурез
• Фобии, в том числе «школьная фобия»

3

Детская трихотилломания

Описание

Безвредная игра с волосами являет­ся одной из наиболее распространенных детских привычек. Многие дети младшего возраста переби­рают, гладят и закручивают свои волосы. При уме­ренности такие действия не являются необычными или аномальными. Наиболее вероятно, что таким об­разом реализуется универсальная потребность в ком­форте, во многом похожая на привычку, аналогич­ную сосанию пальца. Действительно, многие дети, которые сосут пальцы, одновременно играют со сво­ими волосами, в особенности, лежа в постели, когда потребность в комфорте может стать наибольшей. До или во время первых лет учебы в школе многие дети бросают привычки, которые были у них в ран­нем детстве, и пытаются достичь комфорта с по­мощью других средств.

Однако по причинам, выходящим за рамки ком­фортности, небольшое количество детей продолжа­ют играть с волосами. Часто эти дети бывают глубо­ко озадачены долговременными проблемами или внезапным кризисом, и способ их игры с волосами может стать саморазрушительным. Вместо ласкового поглаживания волос, они могут вырвать прядь или даже пучок волос. После этого ребенок может или выбросить, или поласкать волосы, или даже съесть их. Причем, ласкание волос или их съедание может быть действием, направленным на создание себе комфортных условий. Вырывание волос может со­провождаться другими признаками и симптомами психологического стресса, как например плачем. В редких случаях проглоченный клубок волос может стать причиной непроходимости кишечника.

На месте вырванных волос вырастают новые, но, в противоположность косметическим проблемам, вряд ли действия ребенка прекратятся сами по себе. Мо­жет потребоваться помощь врача или медицинского эксперта.

Причины

Психологический стресс, являющий­ся причиной вырывания волос, может возникнуть в разнообразных ситуациях, включая рождение или смерть брата или сестры, болезнь родственника, по­стоянные семейные неурядицы или внезапные рез­кие изменения в окружении, например переезд на другую квартиру. Почему некоторые дети пытаются справиться с такими ситуациями путем вырывания своих волос, остается неизвестным.

Дети-инвалиды вследствие врожденного порока, например, умственно отсталые дети, могут продол­жать безобидно играть со своими волосами дольше, чем другие дети. Эти дети могут пользоваться при­вычками для вознаграждения себя за трудности в по­стижении стимулов и в соответствии с ними.

Изредка ребенок может дергать себя за волосы вследствие раздражения кожи головы, причиной ко­торого являются псориаз, дерматомикоз или себорейная экзема.

Однако более распространено при этом почесыва­ние кожи головы.

Диагноз

Если родители знают, что ребенок вы­рывает волосы, то необходима врачебная диагности­ка. Обычно это становится очевидным, когда ребе­нок играет и вырывает свои волосы. Родственники, которые не уверены в том, что детская игра с волоса­ми— безвредна или опасна, должны искать явное свидетельство того, что ребенок вырывает волосы,— это небольшие лысые пятна на голове ребенка, пуч­ки и пряди волос на полу. Дети, которые обычно съе­дают свои волосы, могут жаловаться на боли в живо­те и на рвоту.

Если время от времени ребенок просто играет со своими волосами, то необходимо не только внима­ние родственников, нужен профессиональный диаг­ноз. Есть одно исключение: у ребенка, который игра­ет со своими волосами, пользуясь быстрыми, рит­мичными, неконтролируемыми движениями, воз­можно, тик (см. тики и синдром Туретта), и он дол­жен быть обследован врачом.

Если подозревается тик, то врач может направить ребенка к психиатру или невропатологу для дальней­шего обследования. Если, как в наиболее распрост­раненных случаях, выдергивание волос кажется свя­занным с психологическим напряжением, то врач может направить родителей на консультацию.

Осложнения

Вырывание волос может быть чрезвычайно болезненным. В тяжелых случаях это приводит к тому, что кожа головы начинает кровото­чить. Ребенок, у которого из-за вырванных волос есть лысые пятна на голове, может быть осмеян свер­стниками. В редких случаях проглатывание пучка волос может привести к непроходимости кишеч­ника.

Лечение и профилактика

Если, кроме при­знаков и симптомов вырывания волос, психологических или физических проблем не существует, то ро­дители не должны ругать ребенка за скручивание во­лос и другие безвредные привычки. Замечания толь­ко усиливают потребность ребенка в самоуспокое­нии.

Родителям следует заинтересовать ребенка более творческим занятием, когда они видят, что ребенок начинает крутить свои волосы.

Если вырывание волос связано с физическим со­стоянием ребенка, например псориазом, то врач мо­жет назначить медикаментозное лечение самого за­болевания. Для того чтобы выяснить, что является причиной беспокойства ребенка и как ему помочь наилучшим образом преодолеть стресс, родители ре­бенка, занимающегося выдергиванием волос, могут работать в контакте с врачом или другим сотрудни­ком сферы здравоохранения.

Не исключено, что можно уговорить ребенка пре­кратить вырывание волос. Обычно с помощью систе­мы ежедневных поощрений (таких, как звезды на ка­лендаре) или с помощью других побудительных мо­тивов врач-консультант может убедить ребенка изме­нить свое поведение и прекратить вырывание волос.

При необходимости могут быть предписаны мази или рекомендованы препараты для смягчения кожи головы.


Вы здесь » Трихотилломания "Сообщество Эйфории" » Трихотилломания у детей » Патологические привычные действия у детей